Реклама

Место для вашей рекламы

Реклама

Погода

Яндекс.Погода

Автор Тема: Слава русского оружия! Слава русских героев!  (Прочитано 15756 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Sensi

  • Ласковая и нежная
  • Куряне
  • Почетный гражданин
  • *****
  • Сообщений: 8 924
  • Пол: Женский
  • Амазонка
    • Просмотр профиля
    • Sensi.ru
Битва на Красной Поляне
« Ответ #25 : 28 Май 2010, 15:35:14 »
Навигатор нас вывел вот к такому памятнику в Курской области:



Оказалось, в 1709 году на курской земле состоялась битва, информации о которой в интернете практически нет. Вот что мне удалось найти:

Битва на Красной Поляне
Странным и невероятным в наше время кажется умолчание в истории России и Курского, края Великой битвы курян с ордою ногайцев Большого улуса, происшедшей 29 июня 1709 года, одновременно с всемирно известной Полтавской битвой. А между тем, освещение кровопролитной битвы на Красной Поляне во многом проясняет и дополняет события, происходившие в общественной, политической жизни России петровского периода, позволяет понять систему межгосударственных отношений, сложившихся в Европе в тот период. Я уже не говорю об огромной пользе для современных курян знание об этом значимом крупнейшем событии начала восемнадцатого века, происшедшем на Курской земле.
Готовясь к Полтавской битве, шведский король Карл XII, не надеясь на собственные силы, повсюду искал союзников для уничтожения все более крепнущего тогда политического могущества России.
Для этого он, находясь в Варшаве, осенью 1708 года, то есть за год до Полтавского сражения, посылает срочно полковника Сандулея в Константинополь для заключения союза с Турцией против России, а полковника Клинстрема к польскому королю Станиславу Лещинскому.
В это же время другие его агенты подготавливали измену Мазепы с запорожским и частью донским казачеством. Велась активная подрывная работа, направленная на организацию бунтов и мятежей против Петра и в самом русском народе. Помимо этого, агенты Карла XII подкупили Крымского хана и предводителей кочевых орд. С ними было обусловлено, что они нанесут удар по тылам наших войск одновременно с Карлом XII и тем самым значительно ослабят силы Петра.
Перед Полтавской битвой Петр обратился к офицерскому собранию с такими словами: "Король шведский и самозванец Лещинский привели к своей воле изменника Мазепу и клятвенно утвердились отторгнуть Малую Россию, учинить из оного независимое княжество под властью того изменника, присоединить к оному Волынь, и подчинить ему же Мазепе, казаков запорожских и донских. Такою надеждою льстясь, изменник уповал собрать казацкого войска до 200 тысяч, подкупил Порту, крымского хана и орды "на нас" для исполнения своего замышления призвал в Малороссию короля шведского со всеми его силами и Лещинского, поспевшего уже в соединение, и с ним 2500 польского войска".
Нет сомнения в том, что и ногайские и другие южнорусские орды были подкуплены "на нас" и что по соглашению "Клятвенно утвержденному", они должны были напасть одновременно со шведами, то есть 29 июня (по старому стилю) 1709 года.
Ногайская орда Большого улуса считала себя законными преемниками "царя Ногая", считавшегося законным властелином Курской области того "времени. Несомненно, битва 12 июля (новый стиль) представляет огромный интерес для археологической и исторической российской науки, а подлинные события и характер сражения столь интересны, уникальны и колоритны, что достойны внесения в перечень выдающихся событий российской истории.
Легкая конница, ногайской орды в считанные дни, беспрепятственно, к июню 1909 года дошла до Ливенской крепости (ныне Орловской области) и была остановлена ливенским войском. Неожиданно для хана Мамая, возглавлявшего более чем стотысячное татарское войско, ливенцы оказали жесточайшее сопротивление ногайцам, сильно потрепав ханское войско и нанеся огромный урон коннице Мамая. Ногайцы не смогли взять Ливны и в спешном порядке двинулись в орду по Муравскому шляху к Красной Поляне, остановившись лагерем в урочище для отдыха и приведению войска в походное состояние после поражения в Ливнах.
В татарском войске находился небывалого размера богатырь. Предание гласит: "Мерою татарин был трех сажен, голова на нем как пивной котел, промеж плечей татарин во косую сажень". Во время похода этого ногайского богатыря возили позади орды на особой колеснице, запряженной несколькими парами лошадей. Во время "отдыха" орды в логу, недалеко от селения Красная Поляна, курским порубежникам в чащобах дубрав и сосняка, удалось подготовить несколько хитроумных ловушек. К этому же времени к Красной Поляне подошел отряд петровского регулярного войска с тремя пушками.
Отряд спешил на помощь ливенцам, но опоздал. Лагерь царских ратников, маскированный кустарником, расположился между рекой Тим и правым берегом устья того ручья, который бежит по дну Станового Лога.
Утром 29 июня (старый стиль) или 12 июля (новый стиль) приотдохнувшая орда шумно вышла из своего стана, (что располагался между шляхом, Муравкою и конечными отвершками Станового Лога) и двинулась на село Савины. Несколько в стороне от ее правого фланга одиноко шел пешком их великан, сверкая на солнце железным шлемом, железной кольчугой и щитом.
Куряне были наготове, хотя татары могли этого и не знать, так как в то время вокруг Красной Поляны росли густые дубравы, в которых русским нетрудно было скрывать отдельные отряды и также скрытно передвигаться в нужном направлении, в то время как орда, находясь на открытой местности, была вся на виду у курского воинского ополчения. Ружейная и пушечная пальба, неожиданно и разом открывшаяся из леса, остановила наступление орды на село Савины и принудило ее круто повернуть на эти выстрелы, показавшие расположение русских.
С этого мгновения и началось это ужасное побоище, в воспоминание которого центр краснополянской битвы был наречен "Урочище - Побоище". Ногайский великан в своих доспехах и четырехпудовым мечом в этой битве нанес курянам не меньший урон чем вся орда, чем вызвал у них страшную неприязнь и ненависть.
Предавшись притворному "бегству" в глубь лесного оврага, куряне заманили татарского витязя в обрывистый отвершек, который позже назвали "Безголовый Верх". Ногайский богатырь был повержен там метким выстрелом из огромного кремниевого ружья. Когда же великан упал, то ему еще живому отрубили голову. Отсюда и название верха "Безголовый Верх".
В этом жестоком сражении практически перебита была вся орда. На другой день, после победы над татарами, огромная толпа народа со всей округи собралась на Красную Поляну и среди трупов, валявшихся ворохами и по чистому полю, и между дубовыми кустарниками отыскивали своих отцов, братьев, мужей, сыновей - убитых и раненых. Раненых развезли по домам, а убитых порубежников и царских солдат по христианскому обряду по погостам ближних церквей. Поголовно перебитую татарскую орду всю закопали в яму, исключая тех, что валялись от нее слишком далеко. Обезглавленный труп ногайского великана, по преданию, был затоптан в трясину. Голову же его в железном шлеме, подвязанном под подбородком цепью, народ прикатил котом с криком и свистом к Голубцу, своеобразном памятном знаке на могиле татарской орды и навсегда оставил ее у Голубца в назидание и в память всем инородцам, охочим до русской земли.
А. С. Пушкин во время своей поездки в Эрзерум, проезжая через Елец и Ливны по Муравской сакме на юг России в 1820 году, не мог не видеть этой огромной головы, воспетой им в поэме "Руслан и Людмила".
Я прошу прощения у читателей за сухое изложение событий 1709 года на Красной Поляне, ибо это не является целью данной публикации. Великолепно и красочно, с живыми подробностями, убедительно вплетаемых преданий в фактическую ткань событий жестокой Краснополянской битвы 12 июля (новый стиль) 1709 года изложил Ростислав Марков, член курской археологической комиссии в своем очерке "Голубец на Красной Поляне", изданном в 1909 году. Я назову только основные, важные положения, подтверждающие судьбоносное значение для России этой битвы.
1. Я уже писал выше, что Ногайская орда считалась законной наследницей владения Курской областью. После ее разгрома под Красной Поляной курская земля навсегда освободилась от татарских притязаний владеть и взимать дань с курской земли.
2. Поражение Ногайской орды под Ливнами, окончательный разгром и уничтожение ее на Красной Поляне полностью разбили честолюбивые планы шведского короля Карла XII, предательские замыслы гетмана Мазепы вместе с его польским союзником, самозванцем Станиславом Лещинским.
3. Поражает воображение тот факт, что победа в битве на Красной Поляне и в сражении под Полтавой свершились 12 июля (новый стиль) в день памяти Святых Первоверховных апостолов Петра и Павла.
4. Требуется разъяснение исторической наукой того, к сожалению, факта - почему при полном освещении событий о Полтавской битве и ежегодным пышным празднованиям в память о победе в ней несправедливо умалчивалось нашей историей о не менее важной, если не более, победе русских над стотысячным войском Большого улуса Ногайской орды? Ведь кроме сообщения Ростислава Маркова перед Курской археологической комиссией в 1909 году других публикаций об этой битве нигде не было.
5. М о ж н о объяснить "временную забывчивость" исторической наукой событий 1709 года на Красной Поляне трагическими обстоятельствами, обрушившимися на Россию в начале двадцатого века: война с Японией (1905 год), первая мировая война (1914-1918 год), революция, гражданская война, голод, разруха, коллективизация, Великая Отечественная война (1941 - 1945 год), восстановление народного хозяйства.
Несомненно, что эти причины повлияли и сработали на досадный пробел в нашей истории. Но вот из глубины веков всплыло это белое пятно нашей истории и подвигает, и требует от нас деятельного осмысления этих событий для утверждения нашего поколения и для блага будущих поколений.
Из этого следует, что курская земля к своей многострадальной истории прибавила еще одно Поле Славы, судьбоносное ратное Поле. А к таким памятным событиям мы должны относиться свято. Несомненно, наша археологическая наука обязана откликнуться на более полное раскрытие событий Краснополянской битвы.
Наше правительство должно в полном объеме и надлежащим образом обеспечить финансирование археологических экспедиций, научных исследований и, главное, придать государственный статус, приравнивающий Краснополянскую битву к Куликовской, Полтавской, Бородинской и Прохоровским ратными полями.
Сказанное выше отнюдь не снимает наипервейшей обязанности и гражданского долга перед подвигом наших пращуров с нас, курян, не только проживающих на территории Курской области, но и живущих в рассеянии в разных городах и весях нашей страны.
Учитывая то, что Ногайская орда, хлынувшая на Россию в 1709 году для соединения с союзными войсками Карла XII, потерпела поражение у стен Ливенской крепости (ныне Орловская область), предлагаю объединить, для начала, усилия курян с орловчанами для восстановления и утверждения ратного Поля русской славы - Битвы при Красной Поляне.
При исследовании вышеназванных событий очень ярко проявляется причинная связь сражений по оси Ливны - Красная Поляна - Полтава. Не было бы поражения Ногайской орды под Ливнами, не было бы окончательного разгрома Ногайской орды под Красной Поляной.
Если не было бы этих двух побед, едва ли была бы возможна победа Петра под Полтавой в 1709 году. Исторической науке известно, что Карл XII рассчитывал праздновать победу над Петром после Полтавской битвы в Москве в самом шатре Петра. Известно, что Петр на день памяти Святых Первоверховных апостолов Петра и Павла обязательно ставил свой царский шатер, где бы он ни находился в это время, в походе или в столице.
Историческая победа России по оси Ливны - Красная Поляна - Полтава еще одна мощная нить, скрепляющая наше православное славянское единство, вдохновляющий пример для сегодняшнего поколения русских людей и роковой исторический урок для всех заокеанских и иноплеменных охотников до русской земли. Для меня же, родившегося в 10 - 12 километрах от этого исторического места, всегда безотчетно тянуло на это место. С годами остановка в этом месте стала для меня и моих друзей-единомышленников своеобразным ритуалом. В любое время года, в любую погоду, днем ли, ночью мы останавливались на самом высоком месте водораздела, где в сторону города Курска все речушки, реки впадают в Днепр (Днепровская сторона), а в сторону Воронежа все реки собираются и текут в Дон (Донская сторона) и на душе становится спокойно, значительно и дух захватывает от громадного окоема и чудится, будто твое дыхание сливается с дыханием родной твоей земли, а сердце стучит в унисон с глухим гулом седой древности.
Так было из года в год, при частых моих приездах из Москвы в Мармыжи, на свою малую Родину. Когда меня познакомил мой друг Сергей Локтионов с очерком господина Маркова, сердце мое радостно затрепетало от конкретного совпадения и подкрепления давнишней моей убежденности, что в каждом человеке на генетическом уровне заключена вся предшествующая история его страны, его земли, его народа.
Важно, чтобы наши сердца, наши души были открыты любовью к своей земле, стране, к своему народу. И тогда многое откроется нам... И пусть наши сердца перестанут быть тепло-хладными и наполнятся живым деятельным биением по учреждению и утверждению Ратного Поля Славы при Красной Поляне. И пусть к ежегодному православному празднику - памяти Святых Первоверховных апостолов Петра и Павла 12 июля (новый стиль) добавится еще один православный ритуал, крепящий нашу историческую память - Молебствие в память о наших воинах - пращурах, положивших свой живот за други своя в битве с Ногайской ордой при Красной Поляне в 1709 году.
В. Клыков.
Газета "Нива" Советского района Курской области № 75, 77 за 2001 г.


Стоматолог-терапевт.

Оффлайн Sensi

  • Ласковая и нежная
  • Куряне
  • Почетный гражданин
  • *****
  • Сообщений: 8 924
  • Пол: Женский
  • Амазонка
    • Просмотр профиля
    • Sensi.ru
Загадка КРАСНОЙ ПОЛЯНЫ
« Ответ #26 : 28 Май 2010, 15:35:43 »
Другой же источник утверждает, что такой битвы не было:

"Историческая битва курян с Ногайской ордой Большого улуса способствовала победе Петра 1 над шведами в битве 1709 года под Полтавой и навсегда освободила курскую землю от зависимости Ногайской орды"! Именно так и не иначе - в самый день Полтавской битвы - курские порубежники разгромили войска ногайцев и положили конец татарскому игу в курском крае, а заодно помогли победить армию Карла XII! Так утверждалось в приглашении на праздничные мероприятия по поводу открытия поклонного креста в селе Чернянка Черемисиновского района. Мероприятия были организованы администрацией района и Международным фондом славянской письменности и культуры. Нечасто наши власти обращаются к историческому прошлому, и каждый такой факт уже сам по себе должен радовать. Тем более что в данном случае речь идет еще и о возобновлении старинной традиции, искони бытовавшей среди жителей села Красная Поляна Щигровского уезда. Однако все ли безупречно в процитированных утверждениях?

Сведения о битве на Красной Поляне и даже сами формулировки в ее описании заимствованы из статьи известного курского краеведа начала XX века Р. Маркова "Голубец на Красной поляне", опубликованной в 1911 году в первом выпуске "Трудов Курской губернской ученой архивной комиссии". Посетив здешние места, Марков обнаружил следы давней битвы, в том числе "две ногайские кольчуги" и "железные наконечники от ногайских стрел, из коих два наконечника - с согнутым жалом". Тогда же он записал здесь со слов стариков красочную легенду. 29 июня 1709 года, в самый день Полтавской битвы, местными ополченцами и отрядом регулярных войск был разгромлен стан ногайской орды, возвращавшейся после набега на Ливенскую округу. При этом был убит и обезглавлен некий "тогдашний Мамай" - татарский великан-богатырь, разъезжавший на особых "богатырских дрогах" со щитом в четыре пуда весом и в четырехпудовой же кольчуге. Его отсеченную голову и водрузили на голубце, установленном в память сражения. Со слов старожилов Марков подробно описал ход баталии, упомянув даже о том, как русские порубежники подавали друг другу сигналы, кукуя кукушкой, отчего и получил название холм Кукуй. К статье даже был приложен схематический план местности с точным указанием позиций татарских и русских войск.

Следует отметить, что сохранился и другой, более ранний, вариант легенды о голубце, найденный в фондах Госархива Курской области. Он не столь красочен, но зато, похоже, ближе к истине: "В давние времена на этом месте происходила битва с татарами и черепа убитых воинов валялись непогребенными... и вот результатом этого явились частые появления мертвых голов окрестным жителям. В особенности они тревожили пастухов по ночам, разгоняя их скот во все стороны. Напуганные жители обратились к местному священнику с просьбой похоронить черепа и отслужить панихиду, что и было исполнено при огромном стечении народа, и был поставлен "голубец" на могиле. С тех пор, гласит предание, видения исчезли и более не показывались". Приходивший в ветхость голубец регулярно обновлялся. Последний раз, насколько известно, его восстанавливали в мае 1900 года. Здесь нет речи о дате сражения, нет живописных деталей побоища, не говорится даже о том, кто победил в той давней битве. Но после знакомства с этим вариантом не возникает тех вопросов, которые поневоле появляются после прочтения статьи Маркова. Как случилось, что поход Ногайской орды, направленный на Москву и согласованный с Карлом XII, ускользнул от пристального внимания многочисленных исследователей петровской эпохи, отчего о нем не упоминается в подлинных документах того времени? И вообще, каким образом ногайцы сумели прорваться так глубоко в пределы российских уездов, добраться до Ливен - ведь к этому времени Дикое Поле было отрезано от России укреплениями не только Белгородской, но и расположенной значительно южнее Изюмской черты. Ведь уже в семидесятые годы XVII века татарские отряды, прорвавшись за Белгородскую черту, спешили ограбить лишь ближайшие окрестности, пока подоспевшие русские отряды не отсекали им путь к отступлению. А тут - минуя две укрепленные черты, ускользнув от гарнизонов порубежных крепостей, силы всей ногайской орды благополучно проходят по Мураве-кому шляху мимо Белгорода и Курска, штурмуют Дивны (хотя всегда старались избегать подобных безнадежных предприятий) и лишь после этого встречаются с силами какого-то местного ополчения и терпят поражение! О явно фантастических подробностях, наподобие истории с татарским великаном, об "освобождении края от татарской зависимости" в начале XVIII века (!) нечего и говорить.

Однако легенда не могла возникнуть на пустом месте. Толчком к ее созданию послужили вполне реальные события.

В апреле 1632 года умер польский король Сигизмунд. Правительство царя Михаила Федоровича и патриарха Филарета увидело в этом удобную возможность для пересмотра условий перемирия. Было решено предпринять попытку отвоевать потерянные в Смуту земли, а в первую очередь - Смоленск и Дорогобуж. В августе 1632 года русской рати сопутствовала удача, но осада Смоленска затянулась. Это дало полякам время собраться с силами и окончить выборы нового короля, которым стал Владислав, сын умершего Сигизмунда. Во главе крупной армии он двинулся на выручку гарнизону Смоленска. Одновременно к вторжению в московские пределы были побуждены крымцы и черкасы.

Уже в апреле-мае 1632 года татары массами двигались на Русь по всем шляхам. То и депо воеводам приходят вести о стычках с кочевниками. В июле же по Изюмскому шляху на Русь хлынула двадцатитысячная орда. Вскоре весь край потрясла трагедия в Савинской дубраве.

Семьсот ливенских детей боярских и казаков под началом головы меньшого Гринева бились с крымцами в 50 верстах от Ливен. Ордынцы потеряли до тысячи человек убитыми. Но и 300 ливенцев во главе с храбрым Гриневым пали в бою. Прочих ратников, израненных и обессилевших, татары угнали в полон. После этой страшной битвы крымцы повернули на Курский и Белгородский уезды. Так погиб цвет ливенского дворянства, однако продвижение ордынцев в глубь России было остановлено.

Эта битва была лишь одним из эпизодов того бурного времени. Затем она затерялась среди прочих подобных событий. Население Щигровского уезда, постоянно пополнявшееся за счет выходцев из других районов России, уже к концу столетия, вероятно, довольно смутно представляло себе детали схваток с кочевниками полувековой давности. Вражеские набеги и нашествия все больше становились достоянием легенд, дедовских преданий, все более и более туманных.

Между тем, место трагического сражения как раз и располагалось в окрестностях современных сел Чернянка и Становое Черемисиновского района. При всей фантастичности в статье Маркова все же сохранились отголоски реальных событий. Например, в рассказе о том, что здесь "тогда шумели густые дубравы", что с Муравского шляха орда "всею массою пошла на село Савилы (ныне не существующее), пересекая все урочище Побоище", а лагерь "царских ратных людей располагался между рекой Тим и правым берегом устья того ручья, который бежал по дну Станового Лога".

Ростислав Львович Марков (1849-1912), происходил из старинного рода, владевшего поместьями в Щигровском уезде. Его старшие братья, Владислав и Евгений, были широко известны как литераторы и любители старины. Перу Владислава Маркова кроме всего прочего принадлежит историческая трилогия о курянах XVII столетия. Ростислав Львович, будучи членом Курской губернской ученой архивной комиссии, выступал на ее заседаниях с сообщениями, заголовки которых и ныне звучат сенсационно: "Языческая столица Курской Северщины: город Ратман, летописный Инград", "Следы былого нахождения языческих святилищ Курской Северщины"... Человек с богатым воображением, он не мог спокойно пройти мимо красочной легенды, связанной с его родными щигровскими местами и, несомненно, внес в содержание предания немалый вклад. Никому не ведомая битва, произошедшая в незапамятные времена, забытая история героической гибели ливенских служилых людей в неравной схватке с ордой преобразилась под его пером в славную победу курских порубежников. Погибшие, "как шведы под Полтавой", татары оказались еще и союзниками этих самых шведов. Память о реальных событиях времен Смоленской войны к той поре основательно изгладилась из памяти местных жителей. История стала легендой и пополнила собой местную мифологию.

Установление креста, сменившего древний голубец, напоминавший о героизме предков нынешних курян, - событие, несомненно, отрадное. Остается лишь пожалеть, что оно было произведено на основе, не имеющей ничего общего с подлинными событиями славной военной истории курского края. Ливенцы, вынудившие ордынцев повернуть вспять, достойны памяти и памятника куда больше, нежели мифические победители в небывалой битве.

©Александр ЗОРИН. "Городские известия" № 106 от 03.09.2002 г.
Стоматолог-терапевт.

Оффлайн snb

  • Куряне
  • Почетный гражданин
  • *****
  • Сообщений: 32 784
  • Big Brother is watching you...
    • Просмотр профиля
В свое время немного поизучал этот вопрос, сведений крайне мало, но то, что у Маркова все из пальца высосано, более-менее понятно. Зорин же говорит вполне здравые вещи.
"Никогда не сдавайтесь, никогда, никогда, никогда не уступайте, ни в большом, ни в малом — если только того не требуют честь и здравый смысл." У.Черчилль.

Оффлайн BobNet

  • Куряне
  • Почетный гражданин
  • *****
  • Сообщений: 33 537
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Тоже катались в те места, немного фоток оттуда:





Оффлайн Лучик

  • Куряне
  • Почетный гражданин
  • *****
  • Сообщений: 71 964
  • ( ͡◉ ͜ʖ ͡◉)
    • Просмотр профиля
сведений крайне мало
всё сгинуло в архивах НКВД.
Все люди от рождения добрые, злыми их делают другие добрые люди.

Оффлайн snb

  • Куряне
  • Почетный гражданин
  • *****
  • Сообщений: 32 784
  • Big Brother is watching you...
    • Просмотр профиля
"Никогда не сдавайтесь, никогда, никогда, никогда не уступайте, ни в большом, ни в малом — если только того не требуют честь и здравый смысл." У.Черчилль.

Оффлайн 2nd floor

  • Куряне
  • Почетный гражданин
  • *****
  • Сообщений: 8 721
  • Карамба!
    • Просмотр профиля
Сенси, где это? Скинь пожалуйства координаты.

Оффлайн Лучик

  • Куряне
  • Почетный гражданин
  • *****
  • Сообщений: 71 964
  • ( ͡◉ ͜ʖ ͡◉)
    • Просмотр профиля
 где Мармыжи вроде.
Все люди от рождения добрые, злыми их делают другие добрые люди.

Оффлайн snb

  • Куряне
  • Почетный гражданин
  • *****
  • Сообщений: 32 784
  • Big Brother is watching you...
    • Просмотр профиля
Это между Кшенью и Черемисиново, прямо возле трассы, пропустить невозможно, крест виден издалека.
"Никогда не сдавайтесь, никогда, никогда, никогда не уступайте, ни в большом, ни в малом — если только того не требуют честь и здравый смысл." У.Черчилль.

Оффлайн 2nd floor

  • Куряне
  • Почетный гражданин
  • *****
  • Сообщений: 8 721
  • Карамба!
    • Просмотр профиля
Ок. Еще одно место "паломничества" добавилось к кургану у Обояни.

Оффлайн snb

  • Куряне
  • Почетный гражданин
  • *****
  • Сообщений: 32 784
  • Big Brother is watching you...
    • Просмотр профиля
Ок. Еще одно место "паломничества" добавилось к кургану у Обояни.

А там что?  :blink:
"Никогда не сдавайтесь, никогда, никогда, никогда не уступайте, ни в большом, ни в малом — если только того не требуют честь и здравый смысл." У.Черчилль.

Оффлайн Oleg_R

  • Куряне
  • Почетный гражданин
  • *****
  • Сообщений: 4 120
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Майор Таривердиев
« Ответ #36 : 08 Июнь 2010, 23:20:45 »
Майор Таривердиев

Красота


— Меня хоронили раз пять, наверное. Последний раз — в июне прошлого года, когда принимал очередную должность в нашей компании. Я грохнулся в обморок прямо на своем рабочем месте. Побледнел-посинел-покраснел, меня схватили, засунули в «скорую» и откачивали прямо среди передней линейки нашего автосалона, между «Аккордов», «Легенд», «Джазов» и прочих машин. А на следующий день в интернете читаю: «Как сказал главный врач, состояние Карена Таривердиева крайне тяжелое, но врачи не теряют надежды».

А что с вами случилось?

— Внутреннее кровотечение. Я и ранен был тяжело, и половину внутренностей мне ампутировали. Вот теперь они иногда бунтуют. А что про ранение рассказывать? Как обычно на войне происходит: шел-шел — и бац, все, приехали... И никакой романтики. Первый раз пуля, третий раз мина, второй раз даже не помню что.

Некоторые военные находят в войне красоту...

— Я тоже считаю, что есть красота. Ведь это соревнование. Или ты, или тебя.

А стоит война того, чтобы рисковать своей жизнью?

— Один шведский историк подсчитал, что за пять или шесть тысяч лет написанной истории на планете было только 235 дней без войны. Человечество всегда воевало, всегда воюет и всегда будет воевать. Это совершенно естественное состояние. Томас Гоббс, «Левиафан» («Война против всех») — почитайте. Жил при Елизавете. Вспомните определение войны по Клаузевицу: «Война есть продолжение политики иными средствами». Этой же точки зрения придерживался Энгельс. Вот, собственно, и весь смысл.


Сын композитора


А что вас, сына известного композитора, представителя золотой молодежи, толкнуло на войну?

— Начнем с того, что я никогда не был представителем золотой молодежи. Золотая молодежь — это не про меня. Я не глянец. Отца я уважал и даже обожал, но мне было бы стыдно прятаться за его спину. Отец, если честно признаться, — сын «врага народа», мой дед сидел. Довольно долго, несколько лет. А по тем временам быть сыном «врага народа», пусть даже и частично реабилитированного, далеко не сахарная судьба. Так что все, что сделал отец, он сделал своими руками из ничего. С чего бы я должен пользоваться его благами, а не делать себя сам? Кто мне дал такое право?

Родители хотели сделать из вас музыканта?

— В музыкальной школе я учился, только без особого успеха. Музыкальность отца и матери мне не передалась. Я вообще с детства ненавидел музыку и математику. Потому что все нормальные мальчишки после школы шли играть в футбол, а меня пичкали или музыкой, или математикой... У меня бабушка была учитель математики и за это дело даже была награждена орденом Ленина. То есть она заслуженный учитель. Так что чем я не буду заниматься в жизни ни за какие коврижки, когда вырасту, я с детства знал совершенно отчетливо. Справедливости ради надо отметить, что отец никогда не настаивал на моем музыкальном образовании. Видимо, отлично понимал мои чувства и трезво оценивал мой «музыкальный дар», а точнее, его полное отсутствие. Впрочем, впоследствии гитару и песни под нее я освоил вполне неплохо. Но это было уже ради себя и по собственному желанию, а отнюдь не по принуждению, как в музыкальной школе.

Как вы попали в военное училище?

— Да, в общем, случайно. Отец сказал матери: «Не трогай его. Он сейчас в таком состоянии, что или в тюрьму сядет, или в армию должен пойти». Мы все в определенном возрасте изрядные обалдуи. Я бросил МГУ, философский... Собственно, и поступал туда только для того, чтобы себе доказать, что смогу поступить на самый престижный факультет. Но на втором курсе окончательно скис от тоски, несмотря на повышенную стипендию. Захотелось мужского экстрима. Мужской экстрим по тем временам — это что-то этакое сибирско-таежное. Уехал в Западную Сибирь, в Мегион, в нефтеразведочную экспедицию. Нахлебался таежной романтики выше крыши. Все нормально, только смысл? Я же на домик в деревне зарабатывать не собирался. Вернулся в Москву. Вот тогда отец и произнес свои мудрые слова. Я отправился в родной черемушкинский военкомат и попросил, чтобы меня призвали в армию, несмотря на имеющуюся бронь. В военкомате удивились, но в армию призвали.

Неужели отец не расстелил перед вами красной ковровой дорожки?

— Наоборот, он всегда говорил: «Ты давай сам, парень, вперед!» А когда знакомые его спросили: «Микаэл Леонович, вы что, не можете своего родного сына от Афгана отмазать?», он ответил: «А что я скажу? Не посылайте моего сына на смерть, а пошлите сына уборщицы?» Больше ему подобных вопросов никто не задавал. Когда я первый раз был ранен и лежал в Бурденко, отец каждый день ко мне приходил — я видел, как он переживает. А потом мы стояли на лестничной клетке, курили, потому что моей дочери было около месяца, и я сказал: «Папа, я хочу вернуться обратно». — «Тебе что, мало? Ты еле с костылей слез». — «Нет, за пять месяцев я кое-чему обучился. Если я не вернусь, у моих ребят будет новый лейтенант, которого пришлют из училища и который еще не имеет моего опыта. Кто даст гарантию, что он их не угробит?» И отец сказал: «Возвращайся». Какая красная дорожка, о чем вы говорите? Я вернулся. И у меня в боях почти ни одного покойника за плечами. Ранеными терял, а убитыми — нет. «Почти» — это потому, что в последнюю свою боевую ночь одного солдата я все-таки потерял. Мы подорвались на минном поле. Осколки пошли понизу. К этому моменту все по моей команде встали, а он — нет, сидеть остался. Устал сильно, а потому задержался. В итоге все получили в основном по ногам, а он точно в лоб. Рядовой Алексеев его фамилия.

А сколько времени вы были в Афганистане?

— Два года с небольшим. И никого там не оставил. И никто из наших никогда никого из своих не оставлял. Надо было — за трупы товарищей бой вели и даже потери несли, не говоря уж о наших раненых. Оставил раненого — лучше тогда людям на глаза не показывайся, а застрелись в сортире, чтоб солдаты не видели, от позора и стыда. Железное правило: сколько ушло в разведку — столько должно вернуться. Если кто-то тяжело ранен или убит — значит, на горбу тащите. Поэтому Чечня мне не ясна.


Цена жизни


Вы отправились исполнять интернациональный долг в Афганистан, когда вам было 24 года. Когда у вас изменилось отношение к происходящему?

— У меня понимание и сознание изменились в первый же вечер. Утром я прилетел в Кабул, днем из Кабула — в Газни, в 177-й отряд специального назначения, представился комбату, а под вечер меня вызвал майор Корунов, он был представителем разведотдела армии: «А теперь, лейтенант, заруби себе на передке каленым железом: мы здесь нафиг никому не нужны. И никто нас здесь не ждал». И я как-то сразу проникся этой мыслью, что интернациональным долгом здесь даже и не пахнет.

Что же не уехали?

— Как так — уехал?! А присяга? А долг? Кто бы мне разрешил? Да и что, я лучше других? Они должны дохнуть, а я отсиживаться где подальше? Кто мне такое право давал? Об Афгане вообще ничего не говорили до 1986 года. Мы были персоны нон грата. Словно не было нас на свете. Мы всегда возвращались и обалдевали. Мы говорили: «Мы из Афганистана», а нам: «А это где?» Когда я был в отпуске по ранению, случайно встретил свою одноклассницу. Сказал, где служу. Почему хромаю, говорить не стал. Она ответила: «А, слышала-слышала. Там, говорят, шмотками хорошо затариться можно». Я так и присел от неожиданности. Народ не знал, что идет война.

Жизнь на войне сильно обесценивается?

— Цена жизни всегда высока. Вопрос только в том, чьей жизни — своих или чужих. Жизнь человека, одетого в чужую форму, ничего не значит, жизнь своего — бесценна. Я сделал для себя вывод: справедливо все, если падают люди в чужой форме, и ничто несправедливо, если падают люди в форме, которую носишь ты сам. Вот это и есть истина в последней инстанции. Мне нужно, чтобы выжил я и выжили мои солдаты. Если вы думаете, что они в отношении нас рассуждали иначе — вы ошибаетесь. Формула проста, как угол дома. И война, по моим ощущениям, — это точно такая же жизнь, как любая другая. Были и бабы, была и водка, было и предательство, были и карьерные соображения, но иногда это перемежалось боями. Словом, обыкновенная жизнь человеческая, только быстро все: утром умыться вышел как обычно — а к вечеру уже погиб. Никогда не угадаешь, что случится. Поэтому и быстро все было — а вдруг убьют и не успеешь?

Убивать трудно?

— Надо.

На войне свои законы, но есть еще другой закон, в котором сказано: «Не убий». Что вы Там скажете?

— Оружие надо было чистить.

Что это значит?

— У меня очень показательным был первый бой. Задача — прочесать кишлак. Слышу, сержант мне орет: «Лейтенант, справа!» Чего справа? Он опять орет: «Справа! Ложись!» Смотрю — десять метров до камня, а за камнем лежит дух, и ствол винтовки направлен мне в лоб. И деваться некуда. А дальше, как в анекдоте: он не стреляет, я оцепенение первое стряхнул, упал, перекатился, выстрелил, потом еще выстрелил — я в него штук пятнадцать вогнал, с десяти метров трудно промахнуться. Потом подошел, все уже — аллес! — только в лицо ему раза три попал! Забираю его винтовку, сажусь на бронетранспортер, возвращаемся. Ну, естественно, меня переполняют эмоции, и я рассказываю этот случай старшему лейтенанту Хубаеву, приятелю своему. Он к тому времени опытный был, в отличие от меня. Выслушал Хубаев и говорит: «Врешь! Ты покойник». — «Так вот же я, живой! А того бойца мухи доедают». — «Где его винтовка?» Берет, смотрит... «А вот теперь гляди, почему ты живой». А в затвор винтовки песок попал, вот патрон и заклинило. По-умному называется «недовод патрона в патронник». Когда Хубаев приехал в Москву, остановился у меня, мама его накормила, сидят на кухне, она спрашивает: «А чем вы там занимаетесь в неслужебное время?» — «Кто чем: кто книжки читает, кто на гитаре, кто еще чего». — «А мой сын?» — «А он, Елена Васильевна, обычно оружие чистит». Вот я драил свое оружие все два года, потому и живой. И что я этому духу там скажу? «Ствол надо было чистить!»


Вера


Мусульмане проповедуют джихад, для них убить врага — пропуск в рай, но в христианстве все не так однозначно, убийство все равно грех. Как вы для себя решили это противоречие?

— Убийство — это убивать женщин, детей, пленных. Убить вооруженного врага — это не убийство. Спорт. Соревнование. Я же говорил.

Война убивает веру?

— С чего вы взяли? Война к вере не имеет никакого отношения. Вера имеет отношение только к вере или отсутствию оной. То есть к состоянию внутри самого себя. А война — она ведь снаружи, а не внутри. Так что к вере я пришел много позже, лет в сорок. Видение мне было. В 2001 году мне сделали тяжелую операцию в подольском военном госпитале, и я тогда дней пять без сознания пролежал. И в это время было видение... Я обнаружил себя в центре огромного зала, залитого ярким светом. Он был прямоугольным и вдоль него стояли колонны, как в актовом зале, и в проемах этих колонн плотными рядами стояли люди в белых хламидах типа греческих, но у них не было лиц. Я вдруг понял, что это Суд и собрались судить именно меня. А у меня такое состояние было: «Хрен возьмете!», и я побежал вперед, где были двустворчатые двери белые в позолоте, как во дворце. Люди при этом не шевелились. Я поднялся по ступенькам и попытался обернуться к той дальней стене, которую я не видел, чтоб сказать: «Что, взяли?!», но потерял равновесие и вывалился из дверей наружу. А за дверью — ничего. Я падал в черную бездну спиной вниз и не мог перевернуться, а зал все уменьшался, пока не превратился в маленький темный прямоугольник с ярким пятном сбоку, там, где остались распахнувшиеся за моей спиной двери. А сам зал словно висел в космосе среди звезд. И я все боялся, что сейчас упаду на что-то твердое, как на дно пропасти, и убьюсь. И было страшно. Но вдруг я понял, что ни обо что я не разобьюсь, потому что подо мной бездна. Просто бездна, и это падение будет продолжаться вечно. И от этого стало еще страшней. Этот кошмар преследовал меня два года.

В белых хламидах были убитые?

— Нет, святые. Не шучу — именно святые. Я тогда был очень обижен на Бога. Ну очень! За то, что Он поступил со мной, как мне казалось, несправедливо. Ну почему Он меня всего лишил?! Ног лишил, жизни лишил, женщины любимой лишил, ну всего лишил! Вообще всего!!! Что я Ему сделал плохого?! И вот когда я в очередной раз лежал в больнице и мне некого было позвать на помощь, я увидел, что надо мной нет потолка и прямо на меня по воздуху наплывает тот самый зал, из которого я когда-то выпал. Совершенно неожиданно открылись двери, из них вышел луч и уперся прямо мне в живот. И тут я понял, что со мной будут говорить. Мол, хотел с Богом поговорить, так задавай свои вопросы — на ответы только теперь не обижайся, сам напросился. Странное было ощущение, но я понимал, что именно до меня пытаются донести. Даже не до сознания, а до самого нутра. Вот тогда до меня наконец дошло, что все, что ни делает Бог — делается только для пользы. Потом двери закрылись, и все исчезло. Я проснулся почти здоровым. И больше с Богом не спорил, потому что Он знает лучше. Уверуешь тут.
« Последнее редактирование: 09 Июнь 2010, 09:51:15 от Sensi »

Оффлайн Oleg_R

  • Куряне
  • Почетный гражданин
  • *****
  • Сообщений: 4 120
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Майор Таривердиев
« Ответ #37 : 08 Июнь 2010, 23:22:56 »
Тогда вы крестились?

— Нет, раньше. Незадолго до этого я познакомился со священником — он спас меня от смерти. Я приехал в гости к своему приятелю и потерял сознание. Он понял, что вызывать «скорую» бесполезно, бросил в машину и повез среди ночи к отцу Александру в простую деревенскую церковь, что в селе Верзилово. И там меня отец Александр крестил полуобморочного, а потом исцелил. Долго он со мной возился, несколько месяцев. Дьявола из меня выгонял. Он вообще-то экзорцист. Кстати, потом за то, что людей исцелял верой своей, которой в нем, как в угоднике святом, и пострадал. Его обвинили в том, что он за деньги нанимает людей, которые разыгрывают исцеление. Грязная получилась история. Приход у него отняли, а самого до инфаркта довели...


Послевоенный синдром


После войны во Вьетнаме число американских ветеранов, покончивших с собой, составляет, по некоторым данным, 100–150 тысяч человек. Это в три раза больше, чем погибло на войне. У нас после Афганистана, видимо, было то же самое?

— Нежные они больно, американцы. Это называется «послевоенный синдром». Обычная реакция человеческой психики. Достается всегда десантникам и пехоте.

Почему именно им?

— Артиллеристы и летчики не видят последствий взрывов их снарядов и бомб. Они стреляют слишком издалека или с высоты. А десантники и пехота идут туда, где ЭТО все уже лежит... Знаете, что остается от человека, попавшего в зону действия вакуумного взрыва? Просто тушка. Лежит человек, на нем нет одежды, куда делась — неизвестно. И кожи тоже нет. Мясо одно. Доводилось видеть... А если бомба попадает в здание или, например, в машину, так называемый «Штурм-2», то тушек много. У кого-то психика не выдерживает: кто-то сходит с ума, кто-то спивается. А как узнать, почему человек спился? Потому что воевал или у него склонность была? Но вообще-то мало кто нашел себя после Афгана в полном объеме. Я, например, до сих пор считаю, что полноценной жизнью жил только на войне.

У вас были моменты, когда не хотелось жить?

— Были, но это не с войной связано, а с личной жизнью...


Кино


Какие фильмы об афганской войне, по вашему мнению, наиболее достоверны?

— А такие есть?

Федор Бондарчук говорит, что показывал свой фильм «9 рота» ветеранам афганской войны, они остались довольны...

— Я не знаю, кому он показывал. Вы мне скажите: как можно забыть целую роту? Побойтесь Бога! За этим следует трибунал. В роте сто рыл! Как их можно забыть?! Это как может быть, что люди сидели два месяца без всякой еды? Это что за бред? Существует продовольственное довольствие в Красной Армии — куда оно делось? Кто и когда сидел два месяца? От силы три-пять дней либо стационарный пост, но стационарный пост — это нормальный оборудованный опорный пункт, со своей скважиной, с банькой, приличным блиндажом. Все огорожено, прикрыто минами, танк или артиллерийское орудие в обязательном порядке приданы. К такому посту хрен подойдешь запросто так на рассвете, как в «9 роте» показано. Минимум два раза в неделю вертолет с консервами и почтой прилетает. А «черные аисты»? Это в каком бредовом кошмаре можно придумать, что «черные аисты» в полный рост пойдут в атаку? Они же по большей части снайперы. Где это видано, чтобы снайперы во весь рост в атаку гуртом перли?! Так и при Наполеоне не воевали, не говоря о конце XX века! Война — это наука. У Бондарчука целая рота. А рота, как известно, делится на взводы — четыре взвода. Каждым взводом командует офицер. В «9 роте» куда офицеры подевались?! А еще феномен: где, интересно, Бондарчук видел ствол такой — кривой, покоцанный — к пулемету ПК? А ему в голову не приходило, что ствол у пулемета ПК сменный? По нормативу меняется за шесть секунд. Этого ему никто не мог объяснить из консультантов, если он в армии не служил и пулемет первый раз в жизни видит?

А как вам эпизод с Белоснежкой?

— Ну такое я допускаю. Ну учебка еще ничего — первая серия. Серебряков хорош — вопросов нет, там все, как надо. Пореченков — все нормально. Пока шла первая серия, мне все нравилось. Как только они перелетели через границу — понеслась корова в рай. Заказной сюжетец, да и исполнение под стать. Не говоря уже про закадровый текст про забытую роту. Тьфу, прости Господи!..

А как было на самом деле?

— А нормально выходили, не потеряв ни одного солдата. Громов выводил. И последним выходил наш батальон. БТР с красным знаменем и Громовым на борту — это наш. 177-й отряд особого назначения. Кто обеспечил проход через Саланг? Ахмад Шах Масуд. Он был счастлив, что советские войска уходят, и сказал: «Ребята, вы, главное, идите, а безопасность я вам обеспечу». Ни единого выстрела по колоннам не было. Задавили двух идиотов, которые перепились метилового спирта и попали под колеса собственного БТР. Вот, кажется, и все потери 170-тысячной армии на выводе войск. Армия, которая ушла с оружием, со знаменами, полевыми кухнями и прочими причиндалами. При полном параде ушла.


Надежда


Давайте вернемся к нашим Белоснежкам.

— У меня Белоснежки не было, у меня была любимая женщина, а это не одно и то же. Она была невестой моего приятеля. Первый раз я ее увидел, когда духи расстреляли нашу колонну. Сморю — бежит по асфальту в красной майке, живая мишень, и орет дурным голосом: «Там раненые остались!» — «А ты медсестра?» — «Нет, строитель». — «Ну и сиди тихо, будут тебе твои раненые». Собрал восемь человек, пошли отбивать, отбили. Правда, потом отбивать пришлось меня. Я в той атаке первый раз был ранен. Раненых, которых отбили, собрали и погрузили в БТР. А вот отойти сами не успели. Меня, во всяком случае, снайпер, «черный аист», прилично достал. А потом, когда я вернулся после лечения, как-то на 7 ноября собрались выпить водки, и приятель мой, Олег, говорит: «Что это мы, как кони педальные, без баб да без баб? Давайте по бабам сходим». И пошли к знакомым. Смотрю, там она — Надежда. Тоже в гости пришла. Олег ее увидел, и его переклинило: «Люблю — не могу». Я ему: «Ты коня-то притормози — у тебя в Екатеринбурге жена». — «Да я с ней три года не живу...» Словом, я уехал в отпуск, а когда вернулся, у них уже все сложилось и дело к свадьбе шло. Нади тогда в батальоне не было. Она тоже в отпуск уехала. Олег аж изнылся без нее. Месяца через полтора настал Надежде срок из отпуска возвращаться. Олег отпросился у комбата слетать в Кабул, встретить ее у самолета. Комбат дал ему краткосрочный отпуск. Погода была нелетная, вертолетов на Кабул не было. Олег каждое утро на вертолетной площадке ждал, а к обеду возвращался в роту. Так и в то злосчастное 18 марта было. Около обеда прозвучала боевая тревога. Третья рота улетела прочесывать кишлак Сахибхан в шестидесяти километрах южнее Газни. А наша первая должна была выйти туда на броне, чтобы помочь роте Бекоева, если что не так пойдет. Собирались мы неохотно — ясно было, что пока будем по бездорожью добираться, рота Бекоева уже три раза обратно успеет вернуться. Вдруг смотрю — Олег вдоль колонны идет с автоматом на плече: «Я с вами». — «У тебя отпуск, куда ты прешься?» — «А мне скучно». Я ему даже сказал, чтобы он дурака валять перестал, а он: «Все равно к вечеру уже вернемся, а завтра я и полечу за Надей. Сели, поехали. Ка-а-ак вляпались! Рота Бекоева чуть ли не наполовину легла. Меня в очередной раз ранили, в палец, прямо в нервные окончания — ранение не тяжелое, считай царапина, а боль такая, что искры из глаз сыплются. Олег оттащил меня под стену и, пока санитар меня перевязывал, убежал отбивать третью роту. Пяти минут не прошло — слышу по радиостанции: «У „десятого“ потери». Меня как торкнуло: «Олег!» И точно. Сразу насмерть, даже «мама» не успел сказать. На следующий день к обеду приезжаем в батальон, а на плацу Надежда стоит. Лицом вся черная. Колонну ждет. Знала уже, что тело Олега у меня в боевой машине в десантном отсеке лежит. На девять дней, когда она собрала поминки, думал, водка поперек горла станет, а на сорок дней горе понемногу утихло, были новые потери, подзабылось все, острота прошла, сгладилось, можно сказать. Говорил же, психика человеческая такая. Для мирного времени сорока дней мало, а на войне — вполне приличный срок. Словом, помянули Олега, и я пошел караул проверять. А ребята пока еще у Надежды за столом оставались. Надя вышла меня провожать, на улице протянула руку, словно бы попрощаться, я тоже протянул. А она что-то сунула мне и обратно в дом зашла. Я ладонь разжал — а там ключ. Надо сказать, что нас никто не осудил. Олега-то все одно не вернешь, а жизнь продолжается — и это не красное словцо.

И сколько вы прожили вместе?

— Полгода. До моего второго подрыва. В меня тогда девятнадцать осколков влезло. Один сидел в коленном суставе, и врачи долго думали, что теперь с ногой делать. Вопрос стоял, будет она теперь сгибаться или не будет уже никогда. Словом, пригодится она мне теперь или не пригодится. И тогда Надька сказала: «Ты не сможешь жить с женой, если станешь инвалидом. Она будет чувствовать себя жертвой и доведет тебя своей жертвенностью до родимчика. Я тебя знаю лучше, чем она, хоть и у нее есть от тебя ребенок. Если ты не будешь ходить, я заберу тебя к себе». — «А ты не будешь чувствовать себя жертвой?» — «Нет. Для меня это шанс». Через неделю врачи согнули мне ногу, выяснилось, что она будет работать. Надя уехала к матери в Тобольск, а я в Москву к жене и дочке.

И больше никогда с ней не виделись?

— Мы встретились через десять лет на могиле Олега под Петербургом. Я был уже разведен, а она так и не вышла замуж. Мы не пытались ничего склеить заново, но нам было хорошо те три дня, что мы прожили там. Год назад она позвонила мне в Москву и сказала, что все-таки вышла замуж. Первый раз в жизни. Она не решалась на этот шаг восемнадцать лет. Я поздравил ее, счастья пожелал, и мне показалось, что искренне это сделал. И только положив трубку, вдруг понял, что в глубине-то души мне немножечко горько.


Лебединая песня


Вам когда-нибудь приходилось не выполнять приказ?

— Не то чтобы да, но однажды было очень близко к этому. Потому что он шел против совести. Балет «Лебединое озеро» по телевизору в августе 1991-го помните? Наш батальон, недавно в полном составе выведенный из Германии, элитный, суперподготовленный, планировалось использовать для участия в событиях ГКЧП. На совещании командиров рот тайно было принято решение приказ не выполнять, а перейти на сторону Ельцина. Инициатором этой идеи был я.
Я сказал, что свою роту на убой собственного народа я не поведу, остальные поддержали. Было страшно.

А чем это грозило?

— Трибуналом. Лет по пятнадцать впаяли бы, как пить дать, а может, и расстреляли — объявлено же было чрезвычайное положение. Нас подняли по боевой тревоге за два дня до того, как прозвучало «Лебединое озеро». Заранее готовились. За сутки до путча ГКЧП на каждого солдата было получено по два ручных гранатомета. Мы сидели под Рязанью в готовности к вылету по тревоге 48 часов. Признаться, сперва никто ничего не понимал. Девятнадцатого числа включили телевизор, и все стало ясно. Ждали еще сутки, потом собрались среди ночи — пятеро тридцатилетних взрослых мужиков, за которыми стояло 350 человеческих жизней наших солдат, и приняли это решение. Я пришел домой и сказал жене, чтобы она срочно на всю роту сшила триколор. Она села за швейную машинку и сшила бело-сине-красные флажки из дочкиных ленточек. Я сунул их в коробку из-под обуви, чтоб никто не видел, и принес в роту. Больше всего мы боялись, что попадаем в два огня при переходе. С одной стороны, по нам могут открыть огонь верные правительству части, с другой стороны, еще не понятно, как поведут себя восставшие, когда увидят, что мы приближаемся к ним. А там, между прочим, танки были, батальона Ермакова из Кантемировской дивизии. Вот почему нас довооружили противотанковыми гранатами. И это были не игрушки. Другое дело, что все обошлось. Нам сильно повезло, но могло и не повезти.

Извините за старорежимный вопрос. В мирной жизни есть место подвигу? Кто сейчас герои?

— Быть честным человеком сегодня — уже подвиг. Честный человек у власти — подвиг вдвойне.

Вы говорили, служба в Афганистане была для вас самым счастливым временем. Почему?

— Потому что я там был нужен. Потому что там не было права на ошибку. Тем более, у начальника разведки. Потому что я там жил полной жизнью. Потому что тогда не было ощущения, что все, что окружает вокруг — это только суррогат. У меня вообще впечатление, что я погиб в Афганистане — тогда, на последнем подрыве. А все, что сейчас — это не со мной. Это с каким-то другим человеком. А то, что у нас с этим человеком облик схожий, фамилия одинаковая — так это какая-то ошибка Господа Бога. Одним словом, меня того, какой я был в Афганистане, уже нет. А этот? Этот мне не всегда нравится... Такие вот дела.
http://medved-magazine.ru/?mode=article_view&sid=7&id=269
« Последнее редактирование: 09 Июнь 2010, 09:51:32 от Sensi »

Оффлайн BobNet

  • Куряне
  • Почетный гражданин
  • *****
  • Сообщений: 33 537
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Она знает цену военным парадам



Епистиния Фёдоровна Степанова (1874-1969) – мать девяти сыновей, восемь из которых погибли во время войн (один во время Гражданской, один в боях на Халкин-Голе и шестеро на Великой Отечественной). Еще один сын вернулся с ВОВ инвалидом и умер от ран, не пережив мать.

Подробнее здесь >>>

Оффлайн Oleg_R

  • Куряне
  • Почетный гражданин
  • *****
  • Сообщений: 4 120
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Вечная память Героям!

Сегодня - годовщина страшной даты.
День, когда фашисты пероломно напали на Советский Союз.
Оплоты демократических прав и свобод смотрели и ждали - кто победит, кому помогать.
Победили мы.
Вечная память Героям!

Оффлайн Oleg_R

  • Куряне
  • Почетный гражданин
  • *****
  • Сообщений: 4 120
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Судьба Генерала.
« Ответ #40 : 16 Октябрь 2010, 12:09:31 »
Судьба генерала

    16.10.10 01:55 | Redakteur |

 
    15 октября 1941 года стало самым страшным днём в жизни генерал-лейтенанта Михаила Фёдоровича Лукина, командарма-19 и командующего группой окружённых под Вязьмой армий. Он очнулся — впервые за много дней — в заправленной чистым бельём койке, в какой-то школе, наскоро переоборудованной в госпиталь. Вот только сквозь пронизывающую всё тело боль вокруг слышна только немецкая речь...

    К очнувшемуся генералу немедленно явился оберст из генерального штаба и попытался сходу допросить его, для убедительности бросив в печку его партбилет. Допрос не сложился. После ухода оберста Лукин произвёл что-то вроде самоосмотра, результаты которого были неутешительны: правая нога ампутирована выше колена, правая же рука ничего не чувствует и не двигается, плюс двойной перелом левой ноги и рана в правом боку. Было похоже, что война для него закончилась.

    Однако она продолжалась.


    В армию крестьянский сын Михаил Лукин был призван в 1913 году. С началом Первой Мировой показал себя грамотным и умелым солдатом, и в 1916 году окончил школу прапорщиков. К Февральской революции поручик Лукин уже командовал ротой 4-го гренадёрского Несвижского полка имени Барклая де Толли.

    Октябрьскую революцию он принял сразу и бесповоротно. Красногвардеец с 1917 года, в 1918 он становится красноармейцем, и в том же году заканчивает курсы разведчиков при Полевом штабе РККА. В 1919 году его принимают в ВКП(б). Во время Гражданской войны Михаил Лукин был последовательно помощником начальника штаба дивизии, командиром полка и бригады, начальником штаба дивизии. Воевал умело — заслужил два ордена Красного Знамени.


    Командир 23-й с.д. Лукин, 1929 г.


    После окончания Гражданской войны Михаил Лукин решает навсегда связать свою жизнь с армией. В 1926 году он выпускается с курсов усовершенствования начсостава при Военной академии имени Фрунзе. С 1929 года Лукин командует Харьковской ордена Ленина стрелковой дивизией. 1935 год принёс ему воинское звание «комдив» и новое назначение — военный комендант города Москвы.

    В июле 1937 года выяснилось, что среди знакомых и сослуживцев коменданта Москвы комдива Лукина слишком много врагов народа. Его сняли с должности, вывели в распоряжение Наркома обороны. Однако личная репутация Лукина оказалась настолько крепкой, что дело кончилось строгим выговором с занесением в учётную карточку «за притупление классовой бдительности и личную связь с врагами народа». Тем не менее в декабре 1937 года Лукина направляют в Новосибирск заместителем начальника штаба СибВО. Вскоре он станет начальником штаба, а затем и заместителем командующего. В конце 1939 года ему присваивают очередное звание «комкор». В июне 1940 Лукину присваивают по новой системе звание генерал-лейтенанта и назначают его командующим 16-й армией в Забайкальский военный округ.


    Похороны погибших при катастрофе самолёта «Максим Горький». Военный комендант Москвы М.Ф. Лукин, командующий войсками МВО комндарм I ранга И.П.Белов, председатель Моссовета Н.А.Булганин, 1-й секретарь МК и МГК ВКП(б) Н.С.Хрущёв, 1935 г.

    В наше непростое время знают об этом не все, но Советский Союз к войне с Германией готовился. Именно поэтому в конце мая 1941 года армия Лукина получает приказ перебазироваться на Украину, под Шепетовку.

    Начало Великой Отечественной войны всё равно пошло не по нашим планам, и 16-ю армию буквально с колёс перенаправляют под Смоленск. Лукин остаётся под Шепетовкой едва ли не самым старшим военачальником, но без войск. И тем не менее 28 июня формируется то, что войдёт в историю как «оперативная группа Лукина». Из всех подворачивающихся под руку частей и добровольцев он формирует мобильные отряды — батальон пехоты на мобилизованных из народного хозяйства автомобилях, две-три артбатареи, 15—20 танков. Оружия и горючего хватает — под Шепетовкой располагаются склады снабжения Юго-Западного фронта, бывшего Киевского округа. Наши их не эвакуировали, немцы тоже не бомбили, надеясь захватить фронтовые запасы в целости. В результате группа Лукина задерживает рвущихся немцев в стыке между 5-й и 6-й армиями на целую неделю.

    3 июля Лукина отзывают к своей армии в Смоленск. Там оказалось, что от 16-й армии осталось всего две стрелковые дивизии. Местный смоленский гарнизон состоял из двух батальонов местных бойцов и командиров запаса, сводного батальона курсантов школы милиции, сводного отряда НКВД и милиции и нескольких формирующихся невооружённых батальонов ополченцев. 10 июля немцы прорывают оборону Западного фронта под Витебском; немецкие танки выходят на дорогу к Смоленску. Используя опыт Шепетовки, Лукин снова создаёт мобильные отряды. В ночь на 13 июля первый из них вступает в бой, в результате которого был захвачен штабной автомобиль с документами, в числе которых был приказ Гитлера о взятии Москвы к 15 августа.

    Вечером 15 июля в Смоленск вошли немцы. Чтобы не допустить захвата города с ходу, в течение ночи комендант полковник Малышев взорвал мосты через Днепр. 16 июля немцы прорвались на правый берег Днепра; чтобы не допустить захвата, сапёры взорвали местную нефтебазу. Бои в городе шли две недели.

    22 июля Лукин рассказывал об обороне Смоленска большим гостям — на фронт прибыла группа писателей: Шолохов, Фадеев и Евгений Петров.

    3 августа у переправы через Днепр во время немецкого авианалёта грузовик с обезумевшим от страха водителем сбил командарма Лукина, сломав ему левую ступню. Войска были выведены за Днепр, крупномасштабного окружения удалось избежать. За оборону Смоленска Лукина наградили третьим орденом Красного Знамени — и назначили его командующим 20-й армией; командармом-16 стал Рокоссовский. Однако вскоре следует следующая рокировка: Лукина назначают командовать 19-й армией Конева, который стал командующим Западным фронтом, а 20-ю армию принимает генерал Ершаков.

    Ранним утром 2 октября 1941 года начался «Тайфун». 9 октября рейхспресс-атташе Дитрих заявил журналистам о разгроме советского фронта. И хотя это было далеко не так, большая группа наших войск оказалась в окружении: это были 19, 20, 24 и 32-я армии и группа генерала Болдина. Командование фронта подчинило все окружённые войска Лукину. 8 октября получена радиограмма за подписью Сталина: «Из-за неприхода окружённых войск к Москве Москву защищать некем и нечем. Повторяю, некем и нечем».

    Но окружённые под Вязьмой армии воевали и делали своё дело. 10 октября в ответ на недовольство немецкого командования медленным продвижением генерал Функ, командир 7-й танковой дивизии, огрызается, что командующий русской 19-й армией тоже рвётся к Москве, и у немцев едва хватает сил сдерживать прорыв.

    11 и 12 октября прорваться не удаётся. Артиллерия осталась без снарядов, кончилось горючее и продовольствие, управлять войсками централизованно стало невозможно. 13 октября окружённые разделились на две группы, одну возглавил Лукин, другую Болдин. 14 октября группа Лукина пошла в последний прорыв.

    Осколком мины генералу перебило правую руку, затем несколько осколков вошли в правую ногу. К ночи на группу, в которой был Лукин, наткнулись прочёсывающие местность немецкие автоматчики. Он ещё запомнил, как ему пулей раздробило правое колено, но потеря сознания избавила его от официальной процедуры сдачи в плен.

    Из Вяземского госпиталя немцы перевезли Лукина в Смоленский. Госпиталь для пленных раненых бойцов и командиров РККА — это не то, что вы думаете. Это место, где раненых собрали вместе, препоручив их пленным же врачам. Вот только медикаменты они добывали сами, на местах базирования бывших советских медсанбатов. Во время одной из перевязок Лукин стал свидетелем того, как хирург ампутировал голень полковнику Евгению Мягкову — не просто без наркоза; полковник сам ассистировал хирургу и держал свою ногу.

    В конце ноября госпиталь подвергся инспекции Международного Красного креста. Представлявший данную почтенную организацию швед посмотрел руку Лукина и сказал, что спасти её ещё можно, если срочно провести нейрохирургическую операцию и сшить разорванные нервы. Вот только операцию немцы не сделают, ответил швед, потому что им, во-первых, не до раненных русских, а во-вторых Советский Союз не присоединился к Гаагской конвенции 1907 года о содержании военнопленных.

    В декабре с генералом Лукиным начали работать. Первым присланным «работником» оказался бывший оперуполномоченный особого отдела его же, 19-й армии Ивакин. Затем — офицеры абвера. В феврале 1942 года окрепшего Лукина перевозят в лагерь Луккенвальде, под Берлин. Здесь ему удаётся сделать операцию на раненой руке — аккурат в день 50-летия, 19 ноября, но врач, военнопленный хирург-француз, оказался бессилен: время было упущено. Тем не менее в конце месяца ему сделали простой деревянный протез и дали костыли, так что в новом лагере Вустрау под Циттенхорстом он уже мог передвигаться самостоятельно.

    Здесь его попробовал прощупать бывший преподаватель академии Фрунзе генерал Трухин, кстати вспомнивший о своём дворянском происхождении. Затем пожаловал Власов, сходу предложивший Лукину занять пост командующего РОА. Вслед за генералами Снеговым, Понеделиным и Карбышевым Лукин отказался от предложенной чести. В ноябре 1943 года к Лукину являлся и ещё один знакомый и бывший сослуживец — начальник штаба 19-й армии комбриг Малышкин. Комбригом он был потому, что после освобождения из лагерей военнослужащие восстанавливались в прежнем звании; а для присвоения нового должен был установленным порядком выйти приказ Наркома. Обиженный на Советскую власть комбриг, наверное, так и не узнал, что приказ о присвоении ему звания генерал-майора был подписан в октябре 1941 года, и именно под этим званием он числится в наших списках предателей. Однако от РОА настолько плохо пахло, что даже глава императорского дома Романовых Кирилл Владимирович, к которому власовцы пробовали обратиться за «монаршей поддержкой», заявил, что с изменниками России дел иметь не желает.

    В 1943 году не имевшую никаких сведений о муже жену Лукина Надежду Мефодиевну вызвали в Главное управление кадров РККА, где официально объявили, что Лукин находится в плену, но ведёт себя достойно. Она работала экономистом в Наркомате обороны.

    Зимой 1944 года Лукина привезли в лагерь под Нюрнбергом, оттуда перевели в крепость Вюльцбург. Там он сидел вместе с моряками советских торговых судов, захваченных немцами 22 июня 1941 года в портах Штеттин и Данциг. Интересным собеседником был В.Ф.Булгаков, бывший секретарь Льва Толстого.

    В ноябре 1944 года у немцев случилось очередное обострение. В Праге создаётся «Комитет освобождения народов России» (КОНР); председатель КОНР Власов был назначен и командующим войсками РОА. Однако и теперь группа пленных генералов, в которой был Лукин, отказалась усилить кадровый состав борцов за свободу в немецкой форме.

    В Вюльцбурге Лукин впервые увидел советские погоны: пленного полковника-лётчика Героя Советского Союза Николая Ивановича Власова привезли в лагерь в полной форме и даже с наградами. После неудачной попытки побега Власов сумел передать Лукину свою звезду Героя (№756), которую Лукин передал впоследствии в Управление кадров НКО СССР. Сам же Власов позднее был расстрелян в Маутхаузене.

    С приближением союзников пленных из Вюльцбурга повезли в Мосбург, но, пока их довезли, оказалось, что лагерные власти как раз сдают контингент новым комендантам, американскому и английскому. Вечером 8 мая 1945 года им, впервые за долгое время, удалось, помыться, нормально поесть и переодеться в чистое бельё и предоставленное союзниками обмундирование. Из Мосбурга русские были отправлены в советское репатриационное консульство в Париж.

    В июне бывших пленных генералов доставили в Москву для проведения спецпроверки. Лукин прошёл её первым, о чём ему сообщил лично Абакумов. На деле Лукина, как потом выяснилось, Сталин поставил резолюцию: «Преданный человек. В звании восстановить, если желает, направить на учёбу. По службе не ущемлять».

    Вот только после утраты партбилета Лукин считался механически выбывшим из партии — сейчас не каждый способен понять, что это значило. Лукина вызвал Министр обороны Булганин и сделал ему несколько предложений по дальнейшей службе; но быть беспартийным начальником курсов «Выстрел» или Главного управления военно-учебных заведений он посчитал для себя неприемлемым. И вышел в отставку. В партии его восстановили только через 10 лет.


    Михаил Шолохов и Михаил Лукин на Ростовском вокзале, 1964 г.


    В 1966 году Маршалы Тимошенко, Жуков, Конев и Еременко вместе с генералом армии Курочкиным обратились к Брежневу с ходатайством о присвоении Лукину звания Героя Советского Союза. Оно не было поддержано; в СССР не было практики присваивать это звание военачальникам за операции, не завершившиеся победой, а Лукин всё время командовал обороняющимися армиями.

    В 1967 году по сценарию Симонова вышел документальный фильм про оборону Москвы «Если дорог тебе твой дом»; в нём участвовали Маршалы Жуков, Конев и Рокоссовский — и генерал Лукин. Жалел ли он о том, что из-за плена не стал Маршалом, как его товарищи-командармы Конев и Рококоссовский? Не думаю. Не в его это было характере. В большой войне у каждого был свой путь, и он прошёл свой достойно.


    На съёмках фильма «Если дорог тебе твой дом»: Жуков, Лукин, Рокоссовский, Конев, 1966 г.


    6 мая 1970 года в статье в Литературной газете Жуков писал о Лукине: «... я испытывал и испытываю чувство восхищения его стойкостью и мужеством... Он остался таким, каким был — скромным, немногословным, истинным героем Отечественной войны и нашей Победы». А 25 мая генерал Лукин умер. Его похоронили со всеми почестями на Новодевичьем кладбище.

    Биографическая справка: Михаил Фёдорович Лукин (6 (18) ноября 1892 — 25 мая 1970 ), генерал-лейтенант. Родился в деревне Полухтино, ныне Зубцовского района Тверской области в крестьянской семье, русский. В армии с 1913 года. Участник Первой мировой войны. В 1916 году окончил школу прапорщиков, затем командовал ротой 4-го гренадёрского Несвижского полка имени Барклая де Толли в звании поручика. В Красной Гвардии с 1917 года, в Красной Армии с 1918 года. В 1918 году окончил курсы разведчиков при Полевом штабе РККА. Член ВКП(б) с 1919 года. Во время Гражданской войны — помощник начальника штаба дивизии, командир полка и бригады, начальник штаба дивизии. В 1926 году окончил курсы усовершенствования начальствующего состава при Военной академии имени М. В. Фрунзе. В дальнейшем занимал различные командные должности, в 1935-1937 годах был военным комендантом Москвы. С началом Великой Отечественной войны командовал 16, 20 и 19-й армиями. Руководил обороной Смоленска в июле 1941. В октябре командовал группой армий, окружённых в районе Вязьмы. Тяжело раненным взят в плен, где и находился до освобождения союзниками в конце войны. После прохождения спецпроверки уволился в запас. Вёл большую общественную работу, был вице-президентом общества СССР-Нидерланды, председателем секции инвалидов Советского комитета ветеранов войны. Инициировал производство малолитражного автомобиля «Запорожец», в том числе и с ручным управлением для выдачи инвалидам войны.
    Награждён орденом Ленина (1946), пятью орденами Красного Знамени (1921, 1925, 1941, 1946, 1947), орденом Красной Звезды (1967), орденом Трудового Красного Знамени (1932), медалью «XX лет РККА». До революции награждён орденами св. Владимира 4-й степени, св. Анны 4-й степени, св. Станислава 3-й степени.
    1 октября 1993 года присвоено звание Героя Российской Федерации посмертно.


    POST SCRIPTUM

    Не уверен, что Михаил Фёдорович сказал бы спасибо Борису Николаевичу за Героя; разве что удивился бы про себя, что наш Президент вообще нашёл время для такого акта в те довольно горячие дни. И ещё. В Интернете распространён русскоязычный документ под названием «ПРОТОКОЛ ДОПРОСА ВОЕННОПЛЕННОГО ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТА КРАСНОЙ АРМИИ М.Ф. Лукина 14 декабря 1941 г.», якобы отправленный в своё время для ознакомления в Берлин Гитлеру. Из принимающих его на веру оригинала никто не видел (впрочем, на то она и вера). Выскажу лишь два соображения. Во-первых, в НКВД спецпроверку проводили не дураки. Для некоторых впоследствии реабилитированных генералов она затянулась на пять лет и кончилась расстрелом. А во-вторых, очень трудно представить, чтобы тяжело раненный (но не в голову!) генерал крестьянских кровей произнёс допрашивающим фразу:

        ...если будет все-таки создано альтернативное русское правительство, многие россияне задумаются о следующем: во-первых, появится антисталинское правительство, которое будет выступать за Россию, во-вторых, они могут поверить в то, что немцы действительно воюют только против большевистской системы, а не против России, и в-третьих, они увидят, что на Вашей стороне тоже есть россияне, которые выступают не против России, а за Россию.


    Не было в его лексиконе политкорректного словечка «россияне».

Оффлайн Oleg_R

  • Куряне
  • Почетный гражданин
  • *****
  • Сообщений: 4 120
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
В далеком, тревожном военном году,
Под гром батарей у страны на виду.
Стояли со взрослыми рядом
Мальчишки у стен Ленинграда.

На парте осталась раскрытой тетрадь
Не выпало им дописать, дочитать,
Когда навалились на город
Фугасные бомбы и голод.

И мы никогда не забудем с тобой,
Как наши ровесники приняли бой.
Им было всего лишь двенадцать
Но были они ленинградцы.


27 января - День снятия блокады  Ленинграда.
Цитировать
Гражданские потери:
16 747 убито при артобстрелах и бомбардировках
632 253 погибли от голода

http://olhanninen.livejournal.com/203286.html
В блокадном Ленинграде школьникам, с ранней весны до поздней осени в течение 1942, 1943 и 1944 г.г. работавшим в городских совхозах, выдавали специальные трудовые книжки, по форме отличавшиеся от взрослых. Подростки в совхозе получали рабочий паек и зарплату, а перевыполнявшие норму награждались грамотами.

Сфотографированный документ принадлежит моей маме, которая и была одним из этих подростков, работавших в совхозе "Красная заря". Так выглядела "Трудовая книжка школьника", их начали выдавать в 1943 году.



В последние годы в сми и блогах появились какие-то мерзкие статьи и слухи о том, что якобы блокадные школьники не работали, а все медали, грамоты и последующие привелегии получили на халяву. Это - подлое вранье, убивающее национальную гордость, развращающее нынешних детей и которое легко опровергнуть с помощью многочисленных документов и свидетельств тех, кто еще жив и кому ужасно больно читать клевету! Потому что в блокадном Лениграде из последних сил работали все, кто мог, верили в Победу и любили свой город. А подростки обычно по большому счету, по отношению к жизни - такие же, как родители.

aka bvjy

  • Гость
Цитировать
И только полк ночных бомбардировщиков (командир полка Е. Д. Бершанская, комиссар — Е. Я. Рачкевич) до самого конца войны оставался женским.
ввв.bestwriter.ru/fotoar.htm
Цитировать
27 января - День снятия блокады  Ленинграда.
бабуля моей супруги была блокадница



Оффлайн dedusik

  • Куряне
  • Почетный гражданин
  • *****
  • Сообщений: 42 673
  • Пол: Мужской
  • Язва в двенадцатом поколении
    • Просмотр профиля
бабуля моей супруги была блокадница
А у меня отец и тесть в это время на Волховском фронте получили тяжелые ранения.
Как только было замечено, что с течением времени старые бредни становятся мудростью,а старые маленькие небылицы,довольно небрежно сплетенные, порождают большие-пребольшие истины, на земле сразу развелось видимо-невидимо правд. © Бомарше.


Оффлайн Лучик

  • Куряне
  • Почетный гражданин
  • *****
  • Сообщений: 71 964
  • ( ͡◉ ͜ʖ ͡◉)
    • Просмотр профиля
мерзкие статьи и слухи о том, что якобы блокадные школьники не работали,
Да школьники работали в войну везде, не только там. Поэтому даже маме моей присвоили ветерана войны. И отцу. Да всем, кто тогда работал. В колхозе работать заставляли, причём.
Все люди от рождения добрые, злыми их делают другие добрые люди.

Оффлайн Oleg_R

  • Куряне
  • Почетный гражданин
  • *****
  • Сообщений: 4 120
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Снайпер Семен Номоконов
   

Потомственный охотник Семен Номоконов, тунгус из рода хамнеганов, впервые взял в руки ружье в семь лет. Уже через три года он считался заправским охотником — соболя бил, добывал изюбря и сохатого, выслеживал медведя. Когда грянула Великая Отечественная, ему было уже за сорок.

Есть у забайкальских охотников обычай: каждого убитого зверя обозначать отметкой на ружье. Волк, попав в стадо овец, будет резать, пока ему не помешают. Фашисты — те же волки: жгут, убивают, грабят. Им Семен Номоконов объявил «дайн-тулугуй» — беспощадную войну.

Боевой путь Номоконов начал санитаром. Случайно в его руки попала трехлинейка, из которой он и открыл свой счет снайпера. Было это в октябрьские дни 1941 года — получив винтовку, Семен Номоконов решил ее пристрелять. Чтобы не тратить даром патронов, он проверил винтовку на гитлеровце, который, пригнувшись, шел по лесистому берегу озера. Выстрел был точен.
Число уничтоженных фашистов росло с каждым днем. К Номоконову стали присылать на выучку других стрелков. Он охотно передавал свой опыт, маленькие и большие хитрости снайпера.


К концу первого года войны на трубке снайпера было свыше ста отметок. Пожалуй, самая важная из них — фашистский генерал.


...Наши войска держали оборону у Валдайских высот. Однажды ночью Номоконов вместе со своим напарником и земляком из Агинского Бурятского автономного округа Тогоном Санжиевым вышли на «охоту», искусно замаскировались и стали терпеливо ждать. К середине дня ласково засветило солнце. Вражеская траншея была как на ладони. Там Номоконов и заметил группу офицеров. Они были чем-то озабочены и как будто кого-то ждали. Снайпер тщательно прицелился, но чувство охотника подсказывало ему повременить с выстрелом. Должен, видно, крупный зверь подойти, подумал Семен. Так и оказалось. В окружении свиты появился невысокий плотный гитлеровец в пальто с меховым воротником, важно вышагивая впереди всех. Его-то и поймал на мушку снайпер.
Из показаний пленных впоследствии удалось установить, что выстрел снайпера наповал свалил фашистского генерала, который прибыл из ставки Гитлера инспектировать передовые части.

На одном из участков фронта появился фашистский снайпер, матерый волчище. Трое суток, не смыкая глаз, Семен Данилович выслеживал врага. Подозревал, что фашистский снайпер сидит на чердаке дома, стоявшего на краю деревни. Но как его перехитрить? Номоконов устроил ловушку: на бруствере окопа пристроил винтовку, протянул к спусковому крючку веревку и укрылся за камнями. Выждал подходящий момент и дернул веревку. Фашист не выдержал и ударил по пустому окопу, обнаружив свое лежбище на чердаке. Вечернее закатное солнце осветило сзади крышу дома, и Номоконов разглядел, что одной планки в дощатой обшивке чердака не хватает. Повторил еще раз фокус с веревкой — в щели чердака блеснул оптический прицел: этого было достаточно, чтобы Семен Номоконов выиграл дуэль, а фашистский снайпер кулем рухнул вниз.



Всего же за годы Великой Отечественной снайпер Семен Номоконов уничтожил 360 гитлеровцев, добавив к ним еще 8 самураев, уже громя японцев в составе войск Забайкальского фронта. За мужество и героизм отважный солдат был награжден орденами Ленина, Красного Знамени и Красной Звезды, медалями. В боях был восемь раз ранен и дважды контужен.

http://topwar.ru/3253-snajper-semen-nomokonov.html

Оффлайн BuBu

  • Прописавшийся
  • **
  • Сообщений: 178
    • Просмотр профиля
Читал о нем повесть "Трубка снайпера" . Имхо помимо лично уничтоженных. Ноймаконов внес огромный вклвд лично подготовив много снайперов.

А после войны трудился на деревообрабатывающим заводе

aka bvjy

  • Гость

Основной задачей крепости было, как писал участник обороны Осовца С. Хмельков, «преградить противнику ближайший и удобнейший путь на Белосток… заставить противника потерять время или на ведение длительной осады, или на поиски обходных путей». Белосток – транспортный узел, взятие которого открывало дорогу на Вильно (Вильнюс), Гродно, Минск и Брест. Так что для немцев через Осовец лежал кратчайший путь в Россию. Обойти крепость было невозможно: она располагалась на берегах реки Бобры, контролируя всю округу, в окрестностях – сплошные болота. «В этом районе почти нет дорог, очень мало селений, отдельные дворы сообщаются между собой по речкам, каналам и узким тропам, – так описывало местность издание Наркомата обороны СССР уже в 1939-м. – Противник не найдет здесь ни дорог, ни жилья, ни закрытий, ни позиций для артиллерии». Первый натиск немцы предприняли в сентябре 1914-го: перебросив из Кенигсберга орудия большого калибра, они бомбардировали крепость шесть дней. А осада Осовца началась в январе 1915-го и продолжалась 190 дней. Немцы применили против крепости все свои новейшие достижения. Доставили знаменитые «Большие Берты» – осадные орудия 420-мм калибра, 800-килограммовые снаряды которой проламывали двухметровые стальные и бетонные перекрытия. Воронка от такого взрыва была пять метров глубиной и пятнадцать в диаметре.
Немцы подсчитали, что для принуждения к сдаче крепости с гарнизоном в тысячу человек достаточно двух таких орудий и 24 часов методичной бомбардировки: 360 снарядов, каждые четыре минуты – залп. Под Осовец привезли четыре «Большие Берты» и 64 других мощных осадных орудия, всего 17 батарей.

Самый жуткий обстрел был в начале осады. «Противник 25 февраля открыл огонь по крепости, довел его 27 и 28 февраля до ураганного и так продолжал громить крепость до 3 марта», – вспоминал С. Хмельков. По его подсчетам, за эту неделю ужасающего обстрела по крепости было выпущено 200-250 тысяч только тяжелых снарядов. А всего за время осады – до 400 тысяч. «Кирпичные постройки разваливались, деревянные горели, слабые бетонные давали огромные отколы в сводах и стенах; проволочная связь была прервана, шоссе испорчено воронками; окопы и все усовершенствования на валах, как то: козырьки, пулеметные гнезда, легкие блиндажи, стирались с лица земли». Над крепостью нависли тучи дыма и пыли. Вместе с артиллерией крепость бомбили немецкие аэропланы.

«Страшен был вид крепости, вся крепость была окутана дымом, сквозь который то в одном, то в другом месте вырывались огромные огненные языки от взрыва снарядов; столбы земли, воды и целые деревья летели вверх; земля дрожала, и казалось, что ничто не может выдержать такого ураганного огня. Впечатление было таково, что ни один человек не выйдет целым из этого урагана огня и железа», – так писали зарубежные корреспонденты.

Командование, полагая, что требует почти невозможного, просило защитников крепости продержаться хотя бы 48 часов. Крепость стояла еще полгода. А наши артиллеристы во время той страшной бомбардировки умудрились даже подбить две «Большие Берты», плохо замаскированные противником. Попутно взорвали и склад боеприпасов.

6 августа 1915-го стало для защитников Осовца черным днем: для уничтожения гарнизона немцы применили отравляющие газы. Газовую атаку они готовили тщательно, терпеливо выжидая нужного ветра. Развернули 30 газовых батарей, несколько тысяч баллонов. 6 августа в 4 утра на русские позиции потек темно-зеленый туман смеси хлора с бромом, достигший их за 5-10 минут. Газовая волна 12-15 метров в высоту и шириной 8 км проникла на глубину до 20 км. Противогазов у защитников крепости не было.

«Все живое на открытом воздухе на плацдарме крепости было отравлено насмерть, – вспоминал участник обороны. – Вся зелень в крепости и в ближайшем районе по пути движения газов была уничтожена, листья на деревьях пожелтели, свернулись и опали, трава почернела и легла на землю, лепестки цветов облетели. Все медные предметы на плацдарме крепости – части орудий и снарядов, умывальники, баки и прочее – покрылись толстым зеленым слоем окиси хлора; предметы продовольствия, хранящиеся без герметической укупорки – мясо, масло, сало, овощи, оказались отравленными и непригодными для употребления».

«Полуотравленные брели назад, – это уже другой автор, – и, томимые жаждой, нагибались к источникам воды, но тут на низких местах газы задерживались, и вторичное отравление вело к смерти».

Германская артиллерия вновь открыла массированный огонь, вслед за огневым валом и газовым облаком на штурм русских передовых позиций двинулись 14 батальонов ландвера – а это не менее семи тысяч пехотинцев. На передовой после газовой атаки в живых оставалось едва ли больше сотни защитников. Обреченная крепость, казалось, уже была в немецких руках. Но когда германские цепи приблизились к окопам, из густо-зеленого хлорного тумана на них обрушилась... контратакующая русская пехота. Зрелище было ужасающим: бойцы шли в штыковую с лицами, обмотанными тряпками, сотрясаясь от жуткого кашля, буквально выплевывая куски легких на окровавленные гимнастерки. Это были остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка, чуть больше 60 человек. Но они ввергли противника в такой ужас, что германские пехотинцы, не приняв боя, ринулись назад, затаптывая друг друга и повисая на собственных проволочных заграждениях. И по ним с окутанных хлорными клубами русских батарей стала бить, казалось, уже погибшая артиллерия. Несколько десятков полуживых русских бойцов обратили в бегство три германских пехотных полка! Ничего подобного мировое военное искусство не знало. Это сражение войдет в историю как «атака мертвецов».

Осовец русские войска все же оставили, но позже и по приказу командования, когда его оборона потеряла смысл. Эвакуация крепости – тоже пример героизма. Потому как вывозить все из крепости пришлось по ночам, днем шоссе на Гродно было непроходимо: его беспрестанно бомбили немецкие аэропланы. Но врагу не оставили ни патрона, ни снаряда, ни даже банки консервов. Каждое орудие тянули на лямках 30-50 артиллеристов или ополченцев. В ночь на 24 августа 1915 года русские саперы взорвали все, что уцелело от немецкого огня, и лишь несколько дней спустя немцы решились занять развалины.

линков с фото по инету тыщи

Оффлайн Oleg_R

  • Куряне
  • Почетный гражданин
  • *****
  • Сообщений: 4 120
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Про валторниста со снайперской винтовкой
08.04.11 18:29 | Onepamop


Годов Борис Евграфович. 90 лет. Уроженец Ивановской области. Сын священника. Валторнист. Десантник-парашютист. Санинструктор. Снайпер. Разведчик. Зимняя война. Освобождение Бессарабии. Великая Отечественная. Неоднократно ходил в немецкий тыл, лично брал «языков». Войну закончил 11 мая 1945 года, пройдя военными дорогами не меньше 12.000 километров. Шесть ранений, контузия. Орден Красной Звезды. Две медали «За боевые заслуги», орден Славы 3-й степени, орден Отечественной войны 1 степени. После войны работал в НИИ-17, выполнял оборонные заказы Родины. В свободное время - художник. Написал не менее 100 картин. А война Бориса Годова была такой...

Цитировать
...
Вы можете припомнить свой первый бой в Великой Отечественной?

- Первый бой? Это вот на дороге мы были, я был санинструктором. При последней бомбёжке меня контузило и в штабе вообще хотели отправить в тыл, но поскольку я санинструктор и в нашей медсанчасти уже знал всех, все уже были свои – и доктора, и все, и начальник, я пришёл к комиссии. Есть возможность остаться? Есть.

Вы сказали, что хотите остаться?
- Да. И остался. Почему? Знаете почему – чтоб не отрываться от этой единицы десантной, потому что я знаю полки, я прошёл немножко с ними, мы все в полку знакомы с 1935 года, на всех соревнованиях вместе, у всех на глазах все проходило. Вот первый бой так и выстояли. Житомирский прорыв… Новгород-Волынское шоссе идёт от большого города, я позабыл, как называется, и идёт через границу на Житомир. Здесь на середине перерезали его. Немцы оказались отрезаны. Их как отрезали, так всех там и побили, загорелось там все, целая дорога была огня. Первый выстрел… у меня была снайперская винтовка, там не надо было никакой особой сноровки. Раз! Есть! Когда немецкие солдаты бежали – они не могли понять, куда надо бежать было, там рожь, с той стороны место открытое и пулемёты. Я видел - они поднимали руки.

Немцы сдавались?
- Да.

Когда вы стреляли – видели, как падают убитые?
- Ну а как же.

А вот людям, которые ничего об этом не знают, расскажите о том, насколько это страшно вообще.
- Никакого страха нет. Просто «пук!» и он всё. Как будто сам упал и никто не прыгал, не орал. Главное, я не слышал никаких воплей как сейчас в фильмах: уууу, галдят, все испачканы. Все было чистенько, все было хорошо. С каждого моего выстрела он убит или ранен. Тут же, мгновенно, выстрел, он – «тык, брык». Я со снайперской винтовкой потом в обороне сидел. Убивать я убивал, точно знаю, стрелял без промаха, был уверен, что у меня промаха никакого не может быть...

Читать целиком.

Я прочел на одном дыхании. Железный человек просто.

Оффлайн Oleg_R

  • Куряне
  • Почетный гражданин
  • *****
  • Сообщений: 4 120
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля

 

Друзья

Статистика

Яндекс.Метрика Сервис мониторинга вебсайтов Host-tracker.com

Городской информационный портал г. Курска. При перепечатке гиперссылка на сайт обязательна. 2004-2018

Сайт не рекомендуется к просмотру лицам, не достигшим 100 лет, а также людям впечатлительным, лицам с неустойчивой психикой.
При возникновении спорных ситуаций, в том числе и по нарушению авторских прав, просьба обращаться на почту admin@all-kursk.ru